ДВУСМЫСЛЕННЫЙ ДОГОВОР ТАИТ ОПАСНОСТЬ

09/10/2017

Совсем не зря к существенным условиям любого договора закон относит его предмет. Предмет договора – это перечень и состав работ, оказываемых услуг, передаваемых товаров, конкретных действий, определяющих тип и характер условий заключаемого договора. Несогласование предмета – это недостижение соглашения по существеннейшему условию, влекущее безусловное признание договора незаключенным и не порождающим никаких правовых последствий. Даже если договор, составленный в форме единого документа, подписан всеми его сторонами, но из его содержания невозможно выделить предмет, а потому и квалифицировать договор тем или иным образом, он все равно будет признан незаключенным. Стало быть, контрагенты не смогут рассчитывать на получение встречного исполнения – раз договор не заключен, значит, ни у кого нет обязанности и исполнять его. Да и непонятно – что же тогда исполнять, если не согласован предмет исполнения.

Во избежание подобных неприятностей условия договора о его предмете должны быть сформулированы в его тексте предельно четко – так, чтобы не было никаких двусмысленных, а то и трехзначных его толкований. Чтобы статья 431 Гражданского кодекса РФ («Толкование договора») заработала в полную силу: при толковании договора принимается во внимание буквальный смысл содержащихся в нем слов и выражений.

Нередко договоры с «размытым» предметом становятся объектами судебных разбирательств – обычно связанных с неисполнением или ненадлежащим их исполнением. Если договор не содержит четко согласованного предмета и, в принципе, нет данных о том, что он каким-либо образом исполнялся, в удовлетворении связанного с ним иска будет отказано. Трудно не согласиться с тем, что нельзя требовать, например, денег непонятно за что, – непонятно, за какой товар, работы, услуги. Также нельзя ставить вопрос о расторжении подобного договора. Раз он не заключен, тогда что именно расторгать-то? И, конечно, к требованиям о расторжении договора, являющегося юридически не заключенным, нельзя «привязать» требования о взыскании так называемых «неосвоенных» денежных средств, которые, опять же, непонятно за что и в связи с чем передавались. Зато потом можно говорить о неосновательном обогащении – передал деньги по незаключенному договору, их надо вернуть. Впрочем, в этой статье речь не про это.

Встречаются случаи, когда договоры с несогласованным предметом начинают исполняться сторонами. Здесь важно выявить, была ли, несмотря на наличие такого договора, у сторон согласованная воля, принималось ли исполнение. Если воля была, исполнение принималось, стороны не отрицают, что подразумевался строго определенный договор, а никакой иной, то говорить о незаключенности договора и о несогласовании его предмета не приходиться. Договор порождает правовые последствия. Суду остается проверить, как, каким образом и в каком объеме были исполнены обязательства. Вариант с удовлетворением иска (например, о взыскании недоплаченной суммы за выполнение работы, оказанные услуги, поставленные товары) совсем не исключен. Даже наиболее вероятен.

Что же происходит в том случае, когда предмет договора «размыт», характер договоренности сторон не понятен, одна из сторон отрицает наличие согласованной воли на заключение определенного договора, а другая сторона, тем не менее, определенное исполнение в пользу «отрицающей» стороны производила? В этом случае сторона, производившая исполнение, доказывающая его факт и принятие исполнения другой стороной («отрицающей»), но при этом ссылающаяся в обоснование своих требований на двусмысленный и неоднозначный договор рискует запутать суд. А нет ничего хуже, особенно, если эта путаница выявится в ходе кассационного рассмотрения. У суда первой инстанции и апелляционного суда (подразумеваем арбитраж) никаких сомнений и неясностей не возникло. Кассационному же суду показалось непонятным: как, мол, так – заключен и подписан договор на оказание услуг, а передавались (и принимались, кстати) результаты проектно-изыскательских работ – овеществленный результат, предусмотренный специальным видом договора подряда. То есть, подписан один договор, а по факту исполнялся другой. Конечно, у договора возмездного оказания услуг и договоров подряда много схожего, даже нормы права, их регулирующие, применяются по аналогии. Но ведь и определенные особенности, присущие только данному виду договора. Поэтому судебные акты первой инстанции и апелляционной были отмены, а дело направлено на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции. С указанием: более детально разобраться – что же это был в действительности за договор, как именно он исполнялся, и как принималось исполнение, и применить нормы материального права, присущие фактически заключенному и исполняющемуся договору.

Неприятностей в виде отмены и последующих временных затрат на повторное участие во всех судебных инстанциях можно было бы легко избежать, сформулирую стороны однозначно предмет договора. Ведь обе – еще до того, как возникли разногласия и спорные ситуации, знали, ЧТО именно предстоит сделать исполнителю: выполнить проектно-изыскательские работы. Вот и надо было заключить специальный договор, в предмете которого было бы прописано: обязуется выполнить проектно-изыскательские работы в виде…». Все! – сомнения бы не то, чтобы отпали, не возникли бы вовсе.

Составить правильный договор – юридически грамотный, с четко определенными условиями, однозначным предметом, – своего рода искусство. Платить за такое составление, которое поможет и суду сходу, без каких-либо дополнительных выяснений и пересмотров, понять, что же хотели стороны, нужно не столько, сколько обычно привыкли, а в разы больше. Но только кто из наших сограждан пойдет на подобного рода траты. Проще ведь купить «Все договоры на одном иске», а потом с пеной у рта доказывать суду, что ты хотел указать в договоре именно одно, а не другое. И поверит ли суд таким объяснениям – большой-пребольшой вопрос.

Вернуться в раздел Советы