ПРОКАТИМСЯ В МЕТРО!

30/08/2018

Стабильно, один раз в год мне приходится вести дело с такой вот фабулой. Машинист метрополитена, отработав определенное количество лет, увольняется. За период работы ему предоставлялось два вида отпусков – основной, на который имеют право все без исключения работники, и дополнительный – за работу во вредных условиях (по закону они имеют право на предоставление такого вида отпуска). Так вот суть в том, что дополнительный отпуск за период работы каждый год предоставлялся не в полном объеме. Казалось бы – не в полном, и ладно – при увольнении деньгами компенсируют. Но нет – компенсацию за неиспользованные по причине непредоставления дни дополнительного отпуска при увольнении тоже никто выплачивать не спешит. Считает бывший работодатель, что нет для этого оснований. Предмет исковых требований ясен – взыскание задолженности по компенсации за неиспользованные дополнительные отпуска.

То, что машинисты метрополитена, занятые на подземных и отсюда – вредных и опасных видах работ, имеют право на дополнительные отпуска – сомнений ни у кого не вызывает. Спорные ситуации возникают с количеством дней такого отпуска и в чем они измеряются – рабочие или календарные, методами расчета компенсации и с исковой давностью. Про это и наша статья.

Итак, ежегодный дополнительный отпуск машиниста должен составлять 14 календарных дней. Есть один нормативный акт, еще союзного значения, но применяется и в наши дни. Называется он длинно: Постановление Госкомтруда СССР и Президиума ВЦСПС от 25.10.1974 г. № 298/П-22 «Об утверждении списка производств, цехов, профессий и должностей с вредными условиями труда, работа в которых дает право на дополнительный отпуск и сокращенный рабочий день». Согласно подпункту «а» пункта 56 раздела XXXIII этого Постановления, машинистам электропоезда метрополитена, занятым на перевозке пассажиров на линии, ежегодно предоставляется дополнительный оплачиваемый отпуск в количестве 12 рабочих дней. Главный нюанс: хоть это Постановление формально является действующим и применяющимся, оно противоречит ключевому нормативному акту – Трудовому кодексу РФ. Согласно части 1 статьи 120 ТК РФ, продолжительность ежегодных основного и дополнительных оплачиваемых отпусков работников исчисляется в календарных днях и максимальным пределом не ограничивается. Нерабочие праздничные дни, приходящиеся на период ежегодного основного или ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска, в число календарных дней отпуска не включаются. Именно поэтому продолжительность дополнительного ежегодного оплачиваемого отпуска машинистов метрополитена должна составлять не 12 рабочих, а 14 календарных дней.

Уяснив особенности нормативной базы, проверяем представленные расчетные листки. Из их содержания мы видим, сколько дней дополнительного оплачиваемого отпуска машинисту метро каждый год предоставлялось фактически. Количество дней, фактически предоставленных машинисту в качестве отпуска, вычитаем из 14 – количества дней, которые ДОЛЖНЫ были быть предоставлены. Разница – это те дни дополнительного отпуска, которые работнику не были предоставлены в том или ином году, и которые по этой причине должны быть компенсированы в денежной форме.

Компенсацию, в свою очередь рассчитываем, снова обращаясь к информации расчетного листка. Допустим, работнику фактически предоставлено 9 дней дополнительного отпуска, оплаченных в совокупности в размере 900 руб. Нужно узнать, в какую сумму оплачивается один день такого отпуска. Для этого 900 делим на 9. Получаем 100 руб. И частное – 100 рублей умножаем на те дни отпуска, которые предоставлены не были, то есть на 5 (из расчета 14 минус 9). Получается, что в размере 500 рублей работодатель обязан компенсировать машинисту 5 дней непредоставленного, а, значит, неиспользованного дополнительного отпуска. Так как машинист отработал несколько лет, и в каждом году имелось несколько дней неиспользованного дополнительного отпуска, расчет производим по каждому году в отдельности, а далее – суммируем показатели. Сумма – это и есть цена иска. Плюс дополнительные требования – неустойка за несвоевременную выплату, рассчитываемая со дня увольнения, и денежная компенсация морального вреда, который, как известно, в данном случае презюмируется.

Теперь об исковой давности. Известно, что по всем трудовым спорам срок исковой давности составляет 3 месяца. Исключение – только для споров об увольнении, где этот срок равен одному месяцу со дня издания приказа об увольнении, либо выдачи трудовой книжки. В нашем же случае моментом исчисления срока исковой давности будет являться ТОЛЬКО дата издания приказа об увольнении. Ведь при увольнении работодатель должен выплатить работнику все суммы, которые ему причитаются и которые выплачены не были. Сюда входят и компенсации за все неиспользованные отпуска. Пусть работодатель, не предоставив работнику дополнительный отпуск, например, за 2017 год, не компенсировал ему его в конце 2017 года. Увольняясь в марте 2018 года работник рассчитывает, что крайний срок – в марте 2018 года при увольнении он получит все ему причитающееся. И именно март 2018 года, а не последний день того или иного года, в котором не был предоставлен отпуск и выплачена компенсация, является точкой отсчета срока исковой давности – когда истец узнал о нарушении своего права. Вот с этого момента три месяца важно не пропустить.

Последний вывод о начале истечения срока давности с момента увольнения основывается на пункте 56 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 года № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ». Согласно этому праворязъясняющему пункту, при рассмотрении дела по иску работника, трудовые отношения с которым не прекращены, о взыскании начисленной, но не выплаченной заработной платы надлежит учитывать, что заявление работодателя о пропуске работником срока на обращение в суд само по себе не может служить основанием для отказа в удовлетворении требования, поскольку в указанном случае срок на обращение в суд не пропущен, так как нарушение носит длящийся характер и обязанность работодателя по своевременной и в полном объеме выплате работнику заработной платы, а тем более задержанных сумм, сохраняется в течение всего периода действия трудового договора.

Вернуться в раздел Советы